Женственность и мужественность

Июн 11, 2011

.

Ты никогда не хотел немного побыть женщиной?

А ты никогда не хотела немного побыть мужчиной?

Все мы, независимо от пола, наделены элементами и женственности и мужественности. Они заложены в нас от рождения. Но в каждой отдельной личности преобладает одна или другая группа характерных черт.

Существует немало самоуверенных, по-мужски склонных к риску женщин, которые рассчитывают не только на свою женскую физическую привлекательность и не скрывают своих амбиций. С другой стороны, немного мужчин отличаются типично женским миролюбием, сочувствием, мечтательностью, что не влияет на их мужскую сексуальность, но отражается на их жизненных планах. Сколько решительных, непоколебимых, редко плачущих женщин сегодня стремятся к власти! Многие мужчины, наоборот, проявляют склонность к покорности.

Меняются условия жизни, изменяются и ее требования. Неожиданно для самих себя мы можем проявить больше мужских или женских качеств, чем, как мы предполагали, их кроется в глубинах нашего характера. Проявив мужество по требованию жизни, открыв в себе это качество, мы и в дальнейшем будем опираться на него. Если же проявленное качество было всего лишь исключением, реакцией на изменившуюся обстановку и не вписывается в нашу индивидуальность, мы скорее всего вернемся к своему старому, устоявшемуся образу. Проявление мужских и женских начал сильно напоминает сложную, не всегда предсказуемую кривую, еще более усложняющуюся в обществе, которое не навязывает своим членам образцы типично мужского и типично женского поведения.

Кристина Мпичи, преподавательница колледжа в Лусаке, супруга бухгалтера, даже не могла предположить, что, отправившись на погребение вождя племени, откуда шли ее корни, вернется домой вождем этого племени. Так в сентябре 1988 года она стала одной из семи женщин-вождей в Замбии. Старейшины предпочли ее перед несколькими претендентами-мужчинами, среди которых, кстати, были и три ее брата. Кристина была вынуждена оставить столицу и перебраться в побеленную хижину с соломенной крышей без электричества. Сейчас она заботится о шести тысячах подданных и четырех своих детях, а в свободное время читает книги по социологии и психологии. Первое, что она сделала,— это увеличила площади под овощными культурами и достала кирпич для школы.

Примерно в это же время одна из газет опубликовала материал о том, как проводит день 42-летний неаполитанец Франко Бруно, один из 900 мужчин  членов организованного несколько лет тому назад в Италии профсоюза мужчин-домохозяек. В конце L987 года в Риме состоялся первый конгресс этого профсоюза.

«Я встаю в 6.30 утра, согреваю молоко и готовлю завтрак. После того как жена и сын уходят, она — на работу, он — в школу, я убираю постели, подметаю, отношу грязное белье в прачечную. Затем я должен сбегать в магазины, откуда возвращаюсь около 12.30. Через час приходят голодные жена и сын, и я» их встречаю горячим обедом».

Неаполитанец Франко Бруно — один из самых активных защитников прав тех, кто трудится дома. Он добивается, чтобы за их нелегкий труд им платили зарплату. В профсоюзе состоят в основном вдовцы и разведенные мужчины, вынужденные заботиться о своих детях. Другая группа мужчин, подобно Франко, имеют супруг, которым больше повезло в поиске работы или которые получают более высокие зарплаты, вносят больше средств на содержание семьи. Некоторые стали членами союза «по идейным соображениям», как, например, физик-ядерщик Лучано Тразати, который просто одобряет существование подобного профсоюза. В свободное от ускорения электронов время Лучано любит шить и угощать приятелей приготовленными им блюдами. «Я  полная взаимозаменяемость,- говорит Лучано. Мужчины, которые не в состоянии помыть посуду, и женщины, неспособные вбить гвоздь, действуют мне на нервы».

Очевидно, речь идет о полном раскрепощении личности, которая сейчас может проявлять себя гораздо шире, чем это всегда предписывалось традицией, что, впрочем, не мешает человеку обзавестись крепкой семьей.

Стремительно растущее число разводов в мире говорит не только о легкости нравов. В браке сталкиваются многие особенности человеческой личности, вызывая разгорание и угасание самых разнообразных конфликтов. В отдельные периоды жизни меняются не только наши желания, но и наши потребности. Странная постройка под названием «брак», которая по задумке архитектора должна простоять как можно дольше, строится, к сожалению, не постепенно, начиная с фундамента и вверх, а частями: сначала возводится и закрепляется одна стена, потом к ней пристраивают вторую, третью… При этом устойчивость здания зависит не только от умения воздвигать стены по отдельности, но и от умения правильно соединить их. Архитектурная форма строения, то, как оно будет выглядеть снаружи, не имеет определяющего значения. Важно, чтобы оно не потеряло равновесия, даже если какие-то стены рухнут или их снесут нарочно. Для вступления в брак нужна социальная зрелость партнеров. Но не только  этого недостаточно для понимания его сути, для готовности справиться с возможными проблемами. Партнеры должны уметь вовремя улавливать изменения обстановки и адекватно на них реагировать. Им потребуется и эмоциональная зрелость. В этом смысле важно вовремя определить, насколько женственен или мужественен ваш партнер. Это может помочь правильно прогнозировать его реакции, действия.

Вдруг впоследствии окажется, что для обоих партнеров характерны женские психические черты доброта, уступчивость, боязливость, вообще мягкость? Кто будет принимать решения, брать на себя ответственность в сложных, трудных ситуациях, кто станет рисковать, когда это потребуется? Преобладание женских качеств у партнера может остаться незамеченным в самом начале отношений, когда каждый стремится не столько получить, сколько дать другому, когда влюбленные сознательно или подсознательно избегают споров и всего, что может нарушить уютный мир пары.

В будущем эта излишняя женственность, если ее не уравновешивает запас мужественности в семье, может стать причиной фатальных трещин в отношениях. Ожидая друг от друга решительных действий, партнеры не будут справляться. со сложными периодами в жизни пары, с внезапными трудностями. Может быть затаив разочарование, они придут к согласию и откажутся от ряда необходимых действий. Кто-то из двоих, больше утомленный одинаковостью черт характера, взаимной пассивностью, неспособностью к действиям, рано или поздно обязательно задумает разорвать круг, становящийся «заколдованным», не дающим выхода из состояния умиротворенного спокойствия и уступчивости.

Такой же результат ожидает и пару, которую отличает самоуверенность, непоколебимость, динамичность, в которой у обоих типичные черты мужской психики.

Женственность выступает своего рода буфером. Терпение, сочувствие соучастие — это инструмент, созданный природой, с его помощью всегда можно успокоить кого-нибудь, загладить собственный промах или способствовать разрешению конфликтов, требующих продолжительного терпения. Женственность не просто антипод мужественности, она ее дополнение. Лучше всего, конечно, когда носителем женственности выступает женщина, однако успешно существуют и пары, в которых партнеры как бы поменялись качествами женственности и мужественности. Главное — чтобы данное соотношение мужественности и женственности четко осознавалось обоими с самого начала развития их отношений.

Однако ответ на этот вопрос дается нам не так-то легко. Иногда мы и вовсе не задаемся, подобными вопросами. Вначале самым важным для нас является сближение, и этим занято все наше внимание. Если в этот момент нас спросят, какой бывает любовь, мы, наверное, ответим: «большой», «средней» и «маленькой». Между тем она классифицируется не только по силе, но и по сущности.

Различают любовь-восхищение, любовь-господство, любовь-покровительство, любовь-преклонение. Бывает любовь-подчинение, любовь-помощь, любовь-дружба, любовь-обезличивание, любовь-страсть. Любовь заряжающая и любовь, лишающая сил. Любовь, отрывающая от мира, и любовь, приобщающая к человечеству. Существует любовь, заставляющая тебя спасаться от нее бегством.

Какой из этих типов любви отражает комплекс неполноценности? Какой законченный эгоизм? Какой  стремление осуществить себя через возможности любимого? Какой  желание не позволять ему сильно вырасти и уйти? Какой  умение манипулировать любимым человеком и какой  опасность стать марионеткой в его руках? Кроме самой любви в любовном чувстве содержатся и некоторые из этих характеристик. И для определения того, какова «наша любовь, какой будет ее судьба, важно знать баланс «женских» и «мужских» психических черт в личности партнера.           ^

Человек, ожидающий, что к нему будут испытывать любовь-восхищение, никогда не сумеет по достоинству оценить любовь-дружбу, независимо от того, насколько она глубока и длительна… Если один мечтает о любви-самопожертвовании и собирается полностью посвятить себя любимому, раствориться в нем, а другой способен уважать’ только равноценность, достойного партнера, с которым можно было бы иметь общие начинания и стремиться к общим успехам, то несмотря на очевидные удобства, которые ему обеспечивает жертвенность партнера, он почувствует себя обремененным бесполезной, глупой, на его взгляд, жертвой.

Если одному из партнеров приятно считаться капризным, слабым и мечтательным, а другой, наоборот, настойчиво требует от него больше дерзости, изобретательности и бесстрашия, то такая пара не сможет существовать бесконфликтно, удовлетворительно хотя бы для одного «из партнеров, каждый из которых в отдельности может быть вполне положительным человеком. Если мужчина успешно справляется с делами, считающимися мужскими, но живет с партнершей, постоянно доказывающей ему, что все свои проблемы она может решить без его помощи, то и этой паре вряд ли предстоит долгая и лишенная конфликтов жизнь. Если, конечно, в их взаимоотношениях не произойдут серьезные изменения, ведь женственность и мужественность партнеров постепенно могут дополнить друг друга, предоставив одному обладать определенно большим количеством женских психических черт, а другому  достаточным количеством мужских.

Крутые повороты жизни могут заставить женщину проявить большую непоколебимость, проницательность и готовность к риску, а мужчину — терпение, преданность и доверие; вызвать «обмен» психическими качествами на определенное время, необходимое для решения возникших проблем, или навсегда. Сохранятся только те пары, которые быстрее приспосабливаются, лучше взаимодействуют друг с другом, общие характерные черты которых независимо от вынужденных изменений и обменов между партнерами в. любой момент дополняются до единого целого. Но это требует неустанного труда обоих.

Женщинам с сильно развитыми профессиональными интересами на первый взгляд легче удается одним справляться с трудностями жизни. Решительные, самостоятельные, Целеустремленные, они, кажется, довольны, что не отягощены бременем супружества. Силы этих женщин направлены только наружу, в сильно их привлекающую деловую сферу. Им удается достичь больших успехов не только благодаря склонности к риску, но и потому, что они умеют мобилизовать себя, проявляют одинаковую взыскательность и к другим, и к себе самим. Но в стрессовых ситуациях сразу проявляется их уязвимость. Они значительно чаще находятся в состоянии тревоги и возбуждения, которое разрушительно воздействует на их организм.

Мужчины, которые при разрешении конфликтов и преодолении препятствий проявляют ярко выраженную склонность к рациональному мышлению, давно определившие свое профессиональное место в жизни, часто даже не осознают, что могут иметь серьезные проблемы. Устойчивый интерес к самоусовершенствованию, профессиональные обязанности могут держать их в плену. Этой сфере они отдают все свои силы и время, что приводит их к заметному эмоциональному оскудению, к ограничению контактов с людьми. Такую модель мужского поведения лучше всего может скорректировать женственность спутницы.

Самые различные формы мужских психических-характеристик личности не только благотворно дополняются женскими, но и нуждаются в них — их слиянием мы добиваемся разнообразия, необходимого природе. Несходство характеров часто оказывается всего лишь несходством ожиданий и действительности. Ожидаемое не выдерживает проверки действительностью.

…Столько лет прошло. Руси давно уже не ребенок, но детское ощущение одиночества он вспоминает до сих пор. Хватит, говорят ему близкие друзья, ты ведь уже взрослый. Какое это теперь имеет значение? Я чувствовал себя таким одиноким, отвечает он, хотя имел отца, мать, брата и сестру. Так обстоит дело в большинстве многодетных семей, успокаивает его приятель, где у каждого ребенка свои интересы и планы. Сам приятель не очень уверен в том, что говорит — ведь он вырос единственным ребенком у матери. Просто он рассуждает диалектически: наверное, как все хорошее, большая семья тоже должна иметь и свои плохие стороны.

«Таким одиноким»,  еще раз вздыхает Руси, не меняя холодного, даже чуть-чуть безразличного выражения лица. Одиночество в жизни маленького ребенка, утешитёльно добавляет приятель, часто играет положительную роль, особенно если он талантлив. Об этом пишется в биографиях многих великих людей. Если Руси поищет, он сам сможет прочитать, что, будучи детьми, они испытывали острое одиночество, их постигали самые разные беды. Многие из них, став взрослыми, говорили даже, что человек не устает, только оставаясь наедине со своими мыслями. Что самое приятное — это находиться в одиночестве, а продолжительное общение с людьми только истощает их энергию.

А Руси не догадывается ответить, что это  люди-одиночки, не нуждающиеся в ком бы то ни было. Что у них была возможность чередовать периоды напряженной работы в столь милом их сердцу одиночестве с удовольствиями и развлечениями в обществе друзей, если в этом возникнет потребность. Да, это идеальный вариант, дающий шанс наполнить одиночество зрелого человека не обидой, не чувством беспомощности и непонятости, а свободой мысли, деятельностью, направленной на реализацию своих творческих способностей. У Руси — другой случай. Внешние обстоятельства и внутренние проблемы лишили его легкости и естественности, ему не хватает непосредственности. Общение превратилось для него в особую роскошь, к которой он стремится и которой в то же время боится. Застенчивый, боязливый, стыдливый, он больше похож на девушку.

Он осознает свою стеснительность. Приятель пытается ему внушить, что он не единственный застенчивый мужчина. Две с половиной тысячи студентов в возрасте от 18 до 21 года исследовал Филипп Зимбардо, и из них почти половина (42 процента) считает себя застенчивыми. Если прибавить к ним тех, кто считает, что им удалось справиться с этим недостатком, то число застенчивых достигнет 73 процентов (1825 из 2500 человек). Большая часть этих молодых мужчин уверена, что стеснительность могла быть исправлена в детстве, но взрослые не придавали ей большого значения, не принимали за недостатки. Может быть, им так было удобнее? Скромный, зависимый мальчик, конечно, приносил своим родителям гораздо меньше неприятностей. Теперь же большинство студентов переживает застенчивость очень тяжело, считая ее не мужской чертой.

Руси тоже так считает. Иногда Руси снится дом, в котором вырос. Теснота. Различные проблемы. Родители, уставшие от детей. Они бы хотели, чтобы младшенький рос сам по себе: ведь кругом другие дети, пусть учится у них. Его никто не ругал, никто не дразнил, никто не издевался над ним. Его просто не замечали. А еще говорят, что последний ребенок — самый любимый.

В следующей жизни Руси хотел бы родиться кошкой, чтобы самые разные люди только и делали, что гладили его. Если ласкающие захотят, Руси будет мурлыкать так, как еще не мурлыкал ни один кот в мире. Руси ни в коем случае не согласен быть уличным котом — только любимой домашней кошечкой…

Еще не известно, как он реагировал бы на недостаток внимания и любви, не будь он по природе таким положительным существом. Возможно, что-нибудь бы стащил или удрал бы из дома, чтобы только обратить на себя внимание. Может быть, ненавидел бы своих близких, жестоко к ним относился. При большой

лености он стал бы апатичным; безразличным ко всему человеком. Но все же в целом дома была благоприятная, утверждающая атмосфера. Все учились или работали. Это даже оправдывало отсутствие внимания: «Какое еще внимание? Нет времени!» Звучит вполне правдоподобно.

Руси привык, что его приносят в жертву громким словам. Вряд ли бы он так страдал, будь он эмоционально более уравновешенным ребенком. Он желал ласки и не мог ее добиться. Так и не познал ее. А внешне он выглядел спокойным, ровным, всем довольным мальчиком, которого как будто совсем не занимает этот вопрос.

Жена Руси особенно страдала от его уверенности, что он вечная жертва. Если ему что-нибудь не нравилось дома, он смирялся и ждал, что кто-нибудь заметит, как ему плохо. С малолетства привыкнув сам справляться с собственными трудностями, он всегда оставался хладнокровным. В этом отношении его личность в свое время сформировали постоянные столкновения с возникавшими вокруг него противоречиями. Он уже принимал на себя ответственность, держал слово, а вел себя все еще как мальчишка, которого отовсюду можно выгнать, отругать ни за что, никогда и ни в чем ему не уступать. Он отличался вечными фобиями, повышенной осторожностью, пониженной самооценкой. Терпением и услужливостью он пытался заслужить любовь. Чем меньше проблем создашь окружающим, тем лучше, считал Руси. Скрывая свои потребности, можно избежать упреков в чрезмерных претензиях. Не будешь реагировать на обиды — перестанут дразнить.

Почему» он ничего не говорит о своих чувствах, о своих проблемах, почти кричит его жена. Почему мы должны их отгадывать! А вначале он выглядел таким удачным партнером. Очень хороший, говорили мне подруги, такой спокойный, так хорошо тебя понимает…

Руси действительно может стать опорой при решении чьих-то нравственных и других проблем. Он может чувствовать, понимать, вникать в переживания других, потому что сам страдал. Но он продолжает стесняться даже близких. Вам потребуется потратить очень много сил, чтобы разгадать его желания и помыслы. Приложить максимум осторожности, чтобы случайно не задеть его. Проявить предельное внимание, чтобы уловить его самые обыденные настроения.

Руси не в состоянии выразить даже четвертую часть чувств, которые его распирают. Да есть ли у него вообще чувства, раздраженно говорит его жена. Знаю, что у него было особое детство, не такое, как у меня,- целыми днями на улице. Но как проблемы маленького мальчика, которого недостаточно любили, могли превратиться в такие серьезные внутренние конфликты, неуверенность и противоречия во взрослом человеке?

Разве его характер не должен постепенно меняться? Он ничего не может изменить или, может быть, не хочет?

Руси будет трудно изменить. Он приучен жить в психологическом дискомфорте. Это стало для него нормальным состоянием. Почему он отличается чрезмерным, раздражающим терпением? А сколько раз удавалось ему в детстве открыть кому-нибудь свою душу? Уделили ему хоть однажды достаточно внимания, чтобы узнать его желания? Руси не позволяет себе свободу чувств, страстей и желаний потому, что у него нет средств, чтобы их выразить. Он не знает, как это делается, этого ему не показывали. А такие вещи не навёрстываются.

Черты человеческого характера существуют обычно не по отдельности, а группами. Они объединяются вокруг нескольких черт, которые придают им всем особый оттенок. Случаются и неудачные «объединения», когда группа заведомо положительных по отдельности черт сконцентрировалась вокруг какой-то не слишком благоприятной, приобретенной, может быть, еще в детстве. Так сосредоточенность, постоянство, терпение могут «перейти» в мнительность и педантичность. Страх может придать положительному качеству осторожность, характер скрытности и медлительности. Отсутствие навыка выражать свои чувства, несмотря на тонкое понимание чужих, может усилить нашу стеснительность, стыдливость, неуверенность в себе, придать нам холодный вид вопреки всей нашей эмоциональности.

Руси одинок и по другой причине. Отсутствие интереса к его внутреннему миру в детстве привело его к мысли, что его переживания не нужны окружающим. Зачем отвлекать людей своими проблемами? Он открывает свою душу редко и как-то частями. Одному приятелю пожалуется на то, другому — на это. Любое откровение со своей стороны он очень высоко ценит и решается на это только в исключительных случаях. Поверив кому-то свою тайну, Руси становится крайне чувствителен в отношениях с этим человеком, и, если ему покажется, что его тайной пренебрегают, он ощутит себя очень обиженным и снова замкнется. Станет еще более осторожным. Поэтому готовность Руси раскрыть перед нами свою душу может оказаться для нас даже опасной…

Особых доказательств неподдельного доверия и интереса к нему он требует не только в силу недоверчивости. Сказывается неудовлетворенный детский эгоцентризм в отношении внимания и ласки. Руси действительно может существовать, не ощущая ничьей человеческой теплоты, но если кто-то решил оказать ему внимание, окружить его заботой, он не удовлетворяется малым.

Его самая неприятная черта, продолжает жена Руси, состоит в уверенности, что все люди рано или поздно станут такими же, как он. Сознательными, осторожными, старательными в выполнении своего долга, с легкостью отказывающимися от собственных желаний, переполненными внутренними запретами и смирением.

Это меня угнетает, утверждает женщина. Он стал для меня постоянным упреком! Ведь я могу и ошибиться! Ведь я не могу предвидеть заранее, во что выльются какие-то из моих действий! Это мешает моей активности, меняет мой характер. Как у любого деятельного человека, у меня бывают ошибки, но я готова за них расплачиваться. Я спрашиваю себя… Я спрашиваю себя: его позиция вечной жертвы — это слабость или оружие, с помощью которого он навязывает мне свое поведение, свое видение мира? Может быть, он так легко согласился на роль жертвы, потому что не в состоянии сыграть другую?

Вряд ли. Руси бессознательно стремится к равновесию, к гармоний, к надежности, к уюту — ко всему, чего не имел что надо постоянно оберегать, охранять. И если ты человек не слишком активный, то проще всего этого добиться, культивируя в себе осторожность, отказ от активных: действий, рискованных шагов.

Если бы Руси решился сказать жене, что он ее уже давно не любит, оба испытали бы облегчение. Они разошлись бы вовремя. Но он не умеет говорить ясно «да» или «нет»! а она думает, что он без нее пропадет, заболеет, не сможет наладить свою жизнь. Неразвитая вовремя способность общаться естественно, проявлять свои желания без напряжения развила у Руси терпение. Он терпит свою жизнь. Если настоящее ему кажется мучительной бесконечностью, то он надеется, что благодаря ходу времени оно когда-нибудь закончится. Если настоящее ему неприятно, то он не пытается его изменить, а живет не столько им, сколько ожиданием будущего, которое, несомненно, будет лишено всех этих изнурительных проблем.

Почему же непременно без проблем, удивляется его жена. Она говорит с позиции человека, которого в детстве защищали и любили, понимали и поддерживали. Человека, привыкшего легко находить среди окружающих опору. Психологи считают, что люди, недополучившие тепла от своих родителей, всю свою дальнейшую жизнь хронически чувствуют себя одинокими. Им недостает уверенности и чувства собственной безопасности. Их гложет внутренняя тревога. Они естественны в своих контактах, только когда полностью уверены в том, что партнер относится к ним положительно, стремится их защитить.

Руси и вправду верит, что детские несчастья и проблемы полезны для писателей: человек, который страдал сам, лучше понимает других. Но Руси не писатель. Ему остается довольствоваться тем, что большинство окружающих уверено в его бессердечии, холодности. В его неспособности любить. На самом же деле он просто не умеет выразить свои чувства: только непредубежденный, терпеливый партнер, обладающий неподдельным интересом к его личности, сможет прикоснуться к его душе, узнать ее скрытую чувствительность и открыть ? человека, так остро нуждающегося в тепле, хоть и научившегося обходиться без него. И если он не устанет преодолевать препятствия, кроющиеся в этой душе, бороться с ее неспособностью к самовыражению, то рядом с ним всегда будет честный и преданный друг.

Жена Руси, однако, уже устала и испытывает к нему все меньший интерес. Она считает его неисправимым, к тому же, зачем его переделывать, если ему недостает как раз тех мужских качеств, которые позволили бы ей в полной мере развить свои женские начала. Невольно или нарочно Руси присвоил себе роль, которую должна была выполнять она,- роль более слабого, более женственного партнера. Руси хочет ощущать моральную поддержку, внимание, ожидание, понимание и стимулирование. Это ей неприятно. Как более активному члену семьи, ей не остается ничего другого, кроме как замещать его там, где он не хочет проявлять себя. Как в каждом браке, заключенном прежде, чем партнерам исполнилось по 23 года, вначале она оказалась психически более зрелой, чем мужчина, потому что в этом возрасте женщина перегоняет мужчину в своем развитии, и то, что она руководила семьей и выглядело вполне естественно и даже заманчиво. Определенное время это ей было приятно. Привычка Руси держаться в тени могла даже сойти за любовь.

Но прошло много времени, он уже не мальчик, а продолжает держаться незрело. В этом не осталось ничего волнующего. Он не превратился в мужчину, и это мешает ей полноценно вписаться в образ «настоящей женщины». Нет, это не просто временная прихоть, не только внутренняя необходимость, это — вопрос престижа. Нельзя стать настоящей женщиной, нельзя даже делать вид таковой, находясь рядом со слабым, полным сомнений человеком, перекладывающим на тебя столько обязанностей. Скрытое недовольство перерастает в открытое. Ей не хватает многого. Даже нежности, за которой ощущалась бы сила.

Жена Руси забывает, что он прошел школу одиночек.

 

comments powered by HyperComments

Похожие Посты

Добавить в