Способы решения проблемы

Дек 25, 2011

.

После многочисленных предложений мы остановились на следующей фразе: «Почему вы написали, что я — бестолочь?» Простодушный вопрос, лишенный даже намека на вызывающее поведение. Главное тут — заставить выслушать себя. А ведь дети в состоянии стресса зачастую с трудом излагают вопрос. Если же им удается побороть себя, то нередко они задают его с враждебностью в голосе: чувствуя себя оскорбленными или непонятыми, они отвечают «в атакующем стиле».

Ободренная ребятами из группы, где мы предварительно разыграли сценку (я в роли учительницы, Сами-ра — в своей собственной, остальные же были сторонними наблюдателями и нашими критиками), Самира отважилась задать учительнице упомянутый выше вопрос и через неделю вернулась к нам с высоко поднятой головой:

— В действительности моя учительница оказалась весьма милой женщиной. Мне было страшновато, но, как и обещала, на переменке подошла к ней с тетрадкой.

Вот — в изложении девочки — ее диалог с учительницей:

— Почему вы пишете, что я бестолочь?

— Сама прекрасно видишь: у тебя низкая оценка.

— Да, но разве из этого следует, что я бестолочь? (На прошлой неделе эту фразу долго отрабатывали при разыгрывании сценки.)

— Я имела в виду не то, но ведь с геометрией у тебя действительно — просто ужас!

— Все так, не спорю: я в ней ничегошеньки не смыслю.

— Если хочешь, то я могу тебе помочь. Буду отпускать тебя на перемену не сразу, а чуть погодя. Будем вместе смотреть, что тебе непонятно.

Некоторые, наверно, упрекнут меня, будто я описываю идиллию или что все у меня улаживается, словно по мановению волшебной палочки. Ничего подобного. То, как и когда задают вопрос и особенно в какой форме, — не плод случайности или импровизации. Вопрос, начинающийся с наречия «почему», фактически требует от спрашиваемого дать объяснения, не требующие иных ответов, кроме слов: «да; верно; неправда». Представьте, что ваш ребенок встречает вас упреком: «На тебя нельзя положиться». Если вы спросите у него почему, то можете, например, получить такой ответ: «Ты говорила, что вернешься в полседьмого, а сейчас уже восемь». Если он прав, то вам придется согласиться с его замечанием (трудно, но необходимо, ибо признание за собой вины тем и хорошо, что умерит гнев «истца» и поможет завязать настоящий диалог).

Это то, что мы называем «приемами социальных навыков и вербального общения», доказавшими свою эффективность. В случае Самиры учительница продемонстрировала, что, как и большинство преподавателей, прислушивается к своим ученикам и готова помочь при условии, что они попросят об этом, а не станут лишь ослушиваться и вставать в позу. Конечно, их разговор мог бы принять и другой оборот. Предположим, что Самира после удачного вступления вдруг начала бы вести себя вызывающе. На замечание учительницы: «Но ведь с геометрией у тебя действительно- просто ужас!», девочка, например, ответила бы: «Учусь у вас!», и тут бы их беседа разом прекратилась. При таком раскладе нам бы пришлось переигрывать сценку с тем, чтобы она еще раз пошла на «попытку примирения».

Предположим также, что Самира попала бы на недобросовестную учительницу и к концу разговора укрепилась в мысли не посещать школу. Тогда мы постарались бы, чтобы девочка рассмотрела иной вариант решения проблемы. Для этого я всем детям задаю следующий вопрос: «Какими были бы ваши действия при столкновении с учительницей, называющей вас бездарью? Вы бы бросили школу?» В этом случае обычно отмечают (да и сама я не раз была тому свидетельницей), что дети, наделенные здравым смыслом, поступают так, как взрослые: «Нет. Надо и дальше учиться, не стоит из-за какой-то «дебильной» учительницы портить себе будущее…»

Этот «совет», скорее, будет принят от ровесников, чем от взрослого человека, и возымеет большее действие. Из этого видно, что ребенок в состоянии стресса чувствует себя никем не понятым, брошенным на произвол судьбы. Когда же еще семеро детей делятся с ним схожими переживаниями, то он испытывает большее понимание и, успокоенный, наконец обращает свой взор на окружающий мир и выслушивает предлагаемые способы решения проблемы. И ребенок последует им. Всем детям в группе предлагают высказаться относительно того, как бы они поступили в таких же обстоятельствах. Я настаиваю на том, чтобы они говорили все (это может начинаться с таких предложений: «Больше говори с учительницей», «Нарочно много занимайся, чтобы досадить ей» и заканчиваться самыми сомнительными: «Проткни шины ее машины»). И каким бы ни было предложение, оно не отвергается с ходу — ведь речь идет не о том, чтобы научить их как себя вести во всех случаях жизни. Главное — побудить их думать над тем, какую линию им проводить в своем поведении.

Мы называем это «приемом решения проблемы«. Вот почему каждое предложение затем рассматривается с точки зрения того, какие выгоды оно принесет и каковы могут быть нежелательные последствия. Предложения оцениваются по двадцатибалльной шкале. Останавливаются на том, которое получило высшую оценку. Подвергнувшемуся стрессу ребенку поручают привести его в действие.

Не беспокойтесь. Решение проблемы силой всегда исключается самими детьми в пользу диалога.

С Самирой все уладилось довольно быстро. После удачного разговора с учительницей она снова с удовольствием посещает занятия. Геометрия не всегда ее сильная сторона, отнюдь нет, но девочка делает успехи на этом поприще. Самое же главное то, что она чувствует себя более уверенно в классе, где учительница относится к ней с уважением и пониманием.

Моя же работа как психотерапевта успешно завершена. Напоминаю: я не ставлю перед собой цели превратить детей в маленьких гениев, с блеском успевающих по всем дисциплинам.

comments powered by HyperComments

Похожие Посты

Тэги

Добавить в