Без защиты

Июн 16, 2011

.


 

В среднем примерно 40 процентов детей в нашей стране посещают детский сад (в Средней Азии меньше). Редкого ребенка в средней полосе России, в Прибалтике, Украине или Белоруссии минует опыт детского сада. Во всяком случае, перед подавляющим большинством родителей такой вопрос встает: отдавать или нет? В ясли? На пять дней или нет? В районный или ведомственный? Кооперативный сад или нянечка? Но все же подавляющее большинство ориентировано на обычный сад, ясли.

В некоторых семьях, где материальное положение особенно стеснено, встает вопрос, не отдать ли ребенка в ясли до года? Родители взвешивают все «за» и «против», учитывают обстоятельства, финансовые возможности. Не в последнюю очередь взвешиваются все «за» и «против» с точки зрения ребенка. Вот их обычный перечень: в саду и яслях дети часто болеют («Больше будешь сидеть на больничном, да и ребенку вред»). Или: «Какое там воспитание, уход, когда она одна, нянечек не хватает, а детей больше 20».

Родители задают себе и многие другие вопросы: как ребенок переживает разлуку с ними? Не слишком ли он мал? Не будет ли это для него слишком большим стрессом? Не будет ли он чувствовать себя брошенным? Не наложит ли это отпечаток на его характер?

С другой стороны, родители, часто не без оснований, видят преимущества детского сада в том, что там их единственное чадо получит опыт общения с другими детьми, без которого ему потом будет трудно приспосабливаться в школе. Им ясно и то, что в детском саду легче будет приобрести такие черты, как коллективизм, умение дружить, то, что детский коллектив может стимулировать ребенка к достижениям, порождая здоровую соревновательность. Понятно, наконец, и то, что там по универсальной программе квалифицированным воспитателям легче подготовить ребенка к школе и физически и интеллектуально, чем в некоторых семьях.

Итак, общественное воспитание детей, по-видимому, имеет как негативные, так и позитивные стороны. Во всяком случае, в конкретных условиях жизни каждой семьи.

Вот эти вопросы нам и хотелось обсудить.

Редкие дети на второй день посещения сада отправляются туда без слез. Есть так называемое правило «первого дня»: ребе нок обычно первый день идет в ясли, сад доверчиво, он не знает еще, что останется один и надолго (если кто-то спрашивает его: хочет ли он идти в сад, он наверняка ответит, еще не побывав там, что хочет), он ждет чего-то неизведанного и привлекательного. Но вот на второй день он начинает плакать, когда его одевают в сад.

Можно наблюдать сцены поистине душераздирающие, когда ребенок хватается за маму, папу, бабушку (кто подвернется) и плачет, умоляет не вести его в сад. И это объяснимо: ребенок не только впервые отрывается от матери, он отрывается от нее в незнакомой, чужой, пугающей обстановке. Многие дети легче остаются одни дома, чем в окружении других детей или воспитателей в саду. Дом — это место, куда мама всегда возвращается, здесь она живет, так что, если ее терпеливо ждать, она непременно придет (куда ей деться?).

А вот детский сад  это место, куда мама его привела. Как в сказках заводят непослушных детей и бросают  в страшный, темный лес, в котором они попадают в избушку Бабы-Яги и куда уж за ними никогда не приходят.

Маленькому ребенку очень трудно прочувствовать всю цепь поведения взрослых, необходимость идти на работу, которую он себе совершенно не представляет (почему ее раньше не было, этой загадочной работы, а теперь она возникла?). Если ее не было, а теперь она появилась, значит, мама сама хотела бросить его на целый день, а может быть, и на целую жизнь. И что это за доказательство: «Мама никогда не бросит свою Оленьку»,  раз она бросает ее здесь, сию минуту, несмотря на отчаянные протесты.

Посмотрите, какими глазами новенькие, да и не только новенькие, вглядываются, смотрят на входную дверь, и чем больше проходит времени, тем больше растет тревога: а вдруг так и не придут? Вот уже стемнело (зимой темнеет рано), и стало совсем страшно  в темноте с мамами случаются всякие несчастья, они могут заблудиться, попасть в Тридевятое Царство, к Кощею.

У особо неуверенных детей бывает даже мысль, что мама может просто забыть прийти за ними. Ведь это же не родной дом, куда нельзя забыть прийти.

Таким образом, сопротивление ребенка, его нежелание идти в сад  не избалованность или каприз, а результат резкой смены «картины мира». Освоенный мир был и так уже достаточно сложен. Дом, двор, бабушкина квартира, жизнь летом на даче, поездка в деревню, магазин, где почему-то надо долго стоять в очереди, в толпе каких-то дядь и теть, метро и троллейбус с их пугающим шумом и толкотней. Однако всюду, всегда рядом с ребенком близкий, тот, кто знает, как вести себя в этой стран ной или даже страшной обстановке, чтобы с ним, ребенком, ничего плохого не случилось.

Когда ты защищен, можно «осваивать» мир, когда рядом мама, можно смело подойти в песочнице к незнакомому мальчику и попробовать поиграть с ним. Если едешь с папой за город, то можешь удовлетворить свое любопытство, бегая по вагону и глядя в разные окна, или вступить в беседу с остановившей тебя старушкой. Когда есть надежный тыл, куда можно в случае чего ретироваться, то можно дать волю своей любознательности, легко быть храбрым, если чувствуешь, что любая настоящая угроза будет отведена от тебя. Не случайно маленькие дети любят хвастаться своими близкими: отцами, братьями. «А мой брат сильнее твоего. Вот мой папа придет, он твоего одной левой».

Ясли и детский сад часто первая житейская ситуация, в которой ребенок совершенно лишен близкого человека, защиты от любого «врага». Сад  это полная автономия от родителей, их нет рядом. Ребенок один на один с чуждым, незнакомым, а порой пугающим миром. И в этом ответ на вопрос, который часто задают родители: «Почему в саду мой ребенок становится неузнаваемым, хотя вообще он прекрасно общается с детьми во дворе, дома производит впечатление жизнерадостного ребенка. С сыном моей подруги может нормально играть часами, а вот воспитательница в саду говорит, что он неконтактен, не участвует в общих играх, слишком робок. В чем же дело?»

А дело в том, что уверенность ребенка в себе, которую отмечают родители, не есть еще свойство его личности, она ситуативная: он уверен в себе там, где уверен в ситуации, в «среде», где не ощущает эту среду как враждебную или чужую. В саду мамы нет  палочки-выручалочки.

Во всех случаях, которые описывают родители, там, где пусть отдаленно, но присутствует фигура матери,  ребенок чувствует себя уверенным, нервозность пропадет. Хотя такая уверенность может никогда не перерасти в уверенность в себе, если обстоятельства сложатся для этого неблагоприятно. Поэтому нередко даже веселые, общительные дети, с развитыми навыками коммуникабельности становятся «жертвами» яслей или детских садов, если отданы туда слишком рано; если там, скажем, грубая воспитательница, или слишком большая группа, или рядом оказывается более сильный и агрессивный ребенок.

Таких «или» может быть множество, чаще они действуют все в комплексе. Что уж говорить о детях, изначально обладающих острой впечатлительностью, нервозностью, слишком робких или слишком замкнутых? А дети, не имеющие опыта контактов с другими детьми или ослабленные?..

Острую проблему могут представлять дети с физическими недостатками, которым тем не менее не противопоказано посещение детского сада. Например, ребенок носит очки («очкарик») или, что почти никогда, к сожалению, не останется без внимания, мочится в постельку во время дневного сна. Список можно продолжать: заика, ребенок, который картавит, с дефектами речи.

Таким ребятишкам часто приходится особенно трудно. Насмешки других детей, нередко, увы, подогретые бестактностью воспитательницы, причиняют боль и заставляют такого ребенка либо «уйти в себя», либо поражать окружающих якобы немотивированной жестокостью, злобностью.

Адаптационный период проходит с разной степенью болезненности у разных детей. Это зависит от возраста ребенка, отношения к нему воспитателя и других ребят (вспомните, ведь есть дети, наделенные даром нравиться взрослым, а есть те, кто часто провоцирует невольно их недовольство).

Однако для подавляющего большинства детей, вне зависимости от их личных свойств, начало посещения детского сада довольно большая травма. Если адаптационный период затягивается и нежелание ходить в сад, даже потеряв свой острый характер, все-таки достаточно сильно, если ваш ребенок не рассказывает вам взахлеб, как они сегодня играли с Петькой или как его самого похвалила воспитательница, если, приходя вечером домой, ребенок ведет себя необычно, раздражается по пустякам, плачет без причины, кричит, злится, плохо спит  все это повод для того, чтобы задуматься: не подрываете ли вы психическое благополучие вашего ребенка, не стоит ли сменить форму ухода за ним?

Иногда достаточно просто подождать еще немного, иногда имеет смысл забрать ребенка из садика на полгода и только потом, если все будет хорошо, отдать его снова. Пока его нервная система крепнет, старайтесь за это время почаще выводить его в общество других детей, наблюдать его в общении со сверстниками.

Иногда бывает необходимо, если ребенок ходит на пятидневку, отдать его в обычный детский сад. Иногда нужно присмотреться к воспитательнице, может быть, стоит поговорить с ней, помочь ей найти подход к вашему ребенку, если выяснится, что от нее в первую очередь зависит более комфортное пребывание в саду вашего ребенка.

Особая беда наших детских садов, о чем сейчас пишут,  огромные размеры детских групп. Даже очень квалифицированный, трепетно относящийся к детям воспитатель не в состоянии обеспечить не только психологический комфорт, но даже физический уход за 30 — 40 детьми. (Воспитательница с большим стажем работы рассказывала нам, что при работе с группой даже в 12 — 15 человек уже происходит «сбой»: нельзя уследить, справиться со всеми, дети фактически перестают реагировать на воспитателя. Что уж говорить о группах, в которых гораздо больше детей!)

В результате значительная часть малышей чувствует себя покинутыми, брошенными на произвол судьбы (тем более болезненно это происходит потому, что маленькие дети обычно — центр внимания дома со стороны домашних, знакомых, в саду же они словно «никому не нужны», происходит некий «эффект контраста», «шотландского» душа с холодной и горячей водой).

Бывает, что все симптомы в поведении ребенка, беспокоящие родителей  забитость, робость, плаксивость,  исчезают бесследно, стоит только малышу попасть в группу из 7 — 10 ребят, где каждому от воспитательницы достается доброе слово, где воспитатель в силах каждому подтянуть штанишки, где ребенок ощущает индивидуальную заботу о нем лично и где может возникнуть близкая к семейной «атмосфера безопасности», надежного тыла. В небольших группах дети гораздо легче образуют дружеские связи, осваивают навыки кооперативного поведения, менее агрессивной становится борьба за лидерство.

Немного о положительных сторонах детского сада… Безусловно, в возрасте 4 — 5 лет ребенок должен постепенно втягиваться в общение со своими сверстниками. Парадоксально, но дети осваивают «мир взрослых» раньше, чем «мир детей», то есть свой собственный. Но «мир детей» имеет свои законы, потом он будет непредсказуем, а потому опасен.

Уже к шести годам для ребенка очень желательно хорошее знакомство с этим миром. Детский сад, особенно учитывая, что сейчас многие дети  единственные в семье, может оказаться неоценимым помощником в развитии этой стороны психологической жизни ребенка.

Но в действительности сад, увы, не всегда способен выполнить эту функцию. И если все ходят строем  это еще не коллектив. В больших детских группах царят скорее законы природного сообщества, чем человеческого коллективизма. Там сильный отнимает у слабого, и это остается незамеченным. Там дразнят того, кто не в состоянии за себя постоять. Там слушают того, кто громче кричит. Кроме того, настоящий коллективизм воспитывает там, где человек по-настоящему осознал свою индивидуальность, а такое осознание ограничено по меньшей мере рамками возраста и вряд ли возможно раньше 4 — 5 лет.

Общественное воспитание — сильное средство, в котором многое зависит от дозировки, и прибегать к нему желательно с осторожностью и, так сказать, «под наблюдением врача».

 

comments powered by HyperComments

Похожие Посты

Добавить в