Проведение сеанса

Сен 12, 2011

.

Каждый сеанс, или занятие, делится на четыре этапа.

Вначале выбирается одна из тем. Например, оскорбления или насмешки. Врач создает нужную атмосферу и предлагает способы решения данной проблемы. Все рассказывают то, что они пережили и при каких обстоятельствах. Тут Кристина и поведала обо всех своих унижениях, снесенных ею от воспитательницы детского сада и одноклассников. Не забыла она упомянуть про физическое и моральное насилие со стороны Антон. В группе и другим приходилось сталкиваться с физическим насилием и словесными нападками. Затем каждый объясняет, каковы были его ответные действия, и начинается их обсуждение.

Кристина, например, описала, как при помощи агрессивного поведения защищала себя. Тотчас же вмешались остальные: возможно, что она таким образом избавилась от приставаний и ей не пришлось никому больше подчиняться, но она осталась в одиночестве, без преданных друзей и с репутацией, отнюдь не соответствующей ее истинному характеру.

Все способы, придуманные детьми, были разобраны с точки зрения их преимуществ и нежелательных последствий. Поскольку у большинства из них последние преобладали над первыми, то психотерапевт предлагает испытать тот способ, который был упомянут в самом начале сеанса.

Второй этап. Психотерапевт вновь пытается выяснить мнение детей на сей счет и то, почему они с опаской относятся к мысли использовать предложенный им путь. Здесь необходимо затронуть вопрос о сложившихся у детей в результате личного опыта взглядах.

Вот что сказала Кристина (и с ней согласилась вся группа): «Для того чтобы заставить себя уважать, надо уметь постоять за себя и ответить на оскорбления оскорблением или насилием. Взрослые не защищают нас, другие ученики тоже, поэтому остается только одно: выпутываться самому».

Затем обсуждают и другие, связанные с данной темой вопросы. Например, вопрос об уважении. Ограничится ли уважающий себя человек тем, что не позволит себя оскорблять? Есть ли уважение в том, кто постоянно не дает прохода другим, или этот тип только ищет ссоры, наносит обиды? Не случалось ли вам говорить злых слов тем, кого вы любите и уважаете лишь потому, что в тот момент вы хотели досадить им? Целью задаваемых психотерапевтом вопросов является продолжение обсуждения, а также призыв к собравшимся и дальше думать над ними. Вы утверждаете, будто на оскорбление необходимо отвечать оскорблением или даже насилием? Но вдруг тот, кто подвергся нападению, не сможет дать отпор, если обидчик сильнее его или жертва одна, а нападающих много? Взрослые не помогают вам, но кому вы рассказали о своих обидах? В каком ключе представили свалившиеся на вас напасти?

После того как каждый описал созданную им систему защиты и все они проанализированы, детям говорят, какие меры им следует предпринять, чтобы заставить взрослых, включая родителей, помочь им.

Нередко бывает так, что в начале разговора со взрослыми вдруг выясняется, что дети не отваживаются поведать о своих бедах. То ли из страха перед местью, то ли из боязни, что им не поверят, то ли из опасения, что к рассказу о пережитом ими отнесутся не с должным вниманием.

В случае с Джессикой дело обстояло несколько иначе. Девочка действительно осмелилась заговорить, однако слишком частая ложь и вызывающее поведение привели к тому, что окружающие ее люди стали сомневаться в правдивости ее слов. Участники группы решили тогда, что мне следует, связавшись с ее близкими, убедить их в искренности Джессики.

Третий этап. Применяют, разыгрывая сценку, линию поведения, предложенную психотерапевтом в самом начале сеанса. Один ребенок выступает в роли обидчика, а другой — жертвы. Последний должен противодействовать оскорблениям или насмешкам первого по предложенным вариантам. В конце разыгрываемой сценки «обидчик» должен сказать, являлись ли действия жертвы эффективными: сдерживали ли они его в стремлении нанести оскорбление или, наоборот, подталкивали к этому? Другие дети, наблюдавшие сценку со стороны, также высказываются относительно эффективности данного способа. Затем «актеры» меняются ролями. Все дети, разумеется по очереди, примут участие в разыгрывании данной сценки. Выступая в роли «жертвы», Кристина смогла убедиться, что она в состоянии отвечать на насилие не только насилием: своим спокойствием и твердостью девочка поставила «обидчика» в смешное положение. В роли «обидчика» она заметила: сталкиваясь с уверенным в себе человеком, не склонным к агрессии, ее задор пропадал, оставляя ее в проигрышной ситуации.

В конце сеанса я предлагаю задание на дом: всем детям следует применить на практике данную линию поведения и понаблюдать за происходящим, а в следующий раз поделиться своими впечатлениями.

Через неделю мы начинаем с выслушивания рассказов. Вот три возможных варианта ситуаций:

— Одни дети, приобретя в ходе прошлого обсуждения иной взгляд на вещи (на других, на то, что такое уважение, и кто такой провокатор…) и уверившись в собственных силах, с такой уверенностью повели себя в школе, что расхолодили своих обидчиков, которые не осмелились даже «приставать» к ним.

— Другие дети, столкнувшись с оскорблениями и насмешками, воспользовались предложенной линией поведения. Они с гордостью говорили, что она оказалась действенной.

— Некоторые дети тоже попытались применить предложенную тактику, но у них ничего не получилось. Внимательно выслушав их рассказ, мы все отметили, что, начав проводить предложенную линию поведения, они в определенный момент отошли от нее. Была предпринята попытка найти причину их отступления и предложена новая игра. Дети проигрывали ситуацию по свежим лекалам, и мало кто из них потерпел фиаско.

Кристина сумела преодолеть всеобщее неприятие. Впрочем, главным аргументом в ее пользу стало то, что поведение девочки в школе заметно изменилось. Это позволило мне, когда я связалась с ее родными и друзьями, убедить их, что ей можно верить. Она и впрямь привыкла к школьным тяготам. У нее больше не возникало трений с другими учениками и преподавателями, и окружающие перестали считать, что у нее тяжелое психическое расстройство.

Случай с Джессикой — отнюдь не исключение. Но какому бы стрессу ни подверглись дети, групповой метод лечения доказывает свою действенность.

Созданные мною группы состоят из восьми — десяти учащихся начальной или средней школы. Лечение включает в себя двенадцать сеансов из расчета один час в неделю. Все темы, трудности, с которыми сталкиваются дети, разбираются по указанной выше методике. Во время последнего сеанса в присутствии родителей подводится итог того, что было достигнуто ребенком за данный промежуток времени. Совместное обсуждение (родители, дети и психотерапевт) позволяет договориться о том, насколько необходимо дальнейшее лечение, и определить его условия.

Способы лечения через обретение веры в собственные силы являются лишь частью методики по управлению стрессом у взрослых. Группы самоутверждения, которые веду я, также демонстрируют свою эффективность в лечении детского стресса.

comments powered by HyperComments

Похожие Посты

Тэги

Добавить в