Ребенок замена

Июн 13, 2011

.


 

Эта проблема связана не только с эмоциональным статусом родителей, но и с растущим числом неполных семей, как правило, с одним ребенком. (Хотя такие проблемы могут возникнуть и в обычной полной семье.)

Что такое ребенок-замена? Это ребенок, который взращивается, рождается не как самостоятельная ценность, а, допустим, потому, что в жизни матери (отца) не хватает близких, эмоциональных связей с другими людьми. Главное — не хватает интимного контакта, ощущения своей нужности другому человеку, не хватает дружеских или любовных связей. Этот дефицит и должен компенсировать, возместить ребенок.

В таких семьях родители или (чаще) один из родителей бессознательно формируют с ребенком отношения, которые им не удается создать во «взрослом мире». Известны, допустим, такие понятия, как жена-«мать», муж-«сын» и наоборот. То есть когда один из супругов играет в отношении другого своеобразную «родительскую» роль или, наоборот,  «сыновнюю», «дочернюю».

Точно так же дико для неподготовленного уха звучит: ребенок-«муж» (в психологическом смысле).

Объяснение здесь кроется в том, что мать этого ребенка по каким-то причинам не может создать нормальных отношений с мужчинами. Тогда говорят: «Она вся ушла в ребенка». Чаще всего такие отношения возникают у матери с сыном, реже у отца с дочерью, еще реже у матери с дочерью, очень редко у отца с сыном.

Часто здесь кроется сексуальная подоплека. У мужчин иногда в анамнезе (предыстории болезни) сексуальных нарушений обнаруживаются такие слишком близкие отношения с матерью. Мальчик, взращиваемый как «ребенок-замена», впоследствии может оказаться плохим мужем и отцом (он вырос как «муж» своей матери, и мужем другой женщины ему быть трудно).

В то же время сами матери, которые так привязывают к себе сыновей, не испытывают удовольствия от секса, а даже физическое отвращение, допустим, к мужу. Ребенок может использоваться с самого маленького возраста как своеобразное препятствие для супружеских отношений. Это довольно часто встречается у ребенка, которого преследуют «страхи».

Так как Дима боится спать один, мама берет его в свою постель. С мужем они не вступают в интимные отношения, так как боятся, что ребенок проснется. Отец даже поставил себе другую кровать. Когда же ребенок в конце концов стал спать нормально, резко ухудшается состояние самой матери. У нее возникают «страхи» по поводу ребенка. Она стала бояться выпускать его во двор, бояться, что его украдут, рассказывала об этом сыну, у него в результате снова появились «страхи». Он стал бегать к матери в постель…

Вот психологический смысл этой истории, вернее, ее предыстория. Дело в том, что мать этого мальчика вышла замуж, воспитываясь в семье очень строгих правил, где, по ее словам, «не терпели никакой грязи». Замуж она вышла без особой любви, а что такое «желание» и страсть, было ей вообще неведомо. В первую же ночь вид обнаженного мужского тела вызвал у нее состояние панического ужаса. После этого она стала под любым предлогом избегать сексуальных отношений с мужем, никогда не понимала, по ее выражению, «как в этом можно находить удовольствие».

И поистине спасением для нее было рождение ребенка: беременность, роды, усталость были достаточно веским поводом для отказа от супружеских отношений. С другой стороны, невозможность, неприятие сексуальных контактов было связано с отсутствием духовной, психологической близости с мужем. И средоточием этих нереализованных в браке чувств стал новорожденный.

С ним можно было установить глубокий интимный (в широком смысле) контакт «без грязи». Между матерью и сыном сложились такие отношения, как если бы пуповина между ними не была перерезана. По закону сообщающихся сосудов любое состояние матери передавалось и ребенку, и наоборот. Включая и «страхи», состояние повышенной опасности, тревоги.

Когда в три годика у ребенка появился естественный страх темноты, мать отреагировала столь бурно, что дала тем самым возможность развиться многим другим «страхам». «Ты сегодня ночью ничего не боялся?» — спрашивала она, причем с большой тревогой (и надеждой) в голосе. И ребенок постепенно убеждался: есть очень много страшного, тревожного, чего даже мама боится.

Таким образом она добилась того, что «страхи» не только не угасли (вообще умеренные, периодические «страхи» естественны: страх темноты, смерти, высоты), но в конце концов мальчик не мог заснуть без близости матери, только в ее кровати он ничего не боялся.

Для матери бессознательно это был очень большой выигрыш — положив ребенка в постель, она заставляла уйти оттуда мужа. Так беременность, как предлог, помогала ей избежать супружеских отношений. Так сейчас ребенок в постели позволил ей добиться той же цели.

После психологической работы с этой мамой стало возможным обращение этой супружеской пары к сексологу. И в конце концов, в результате глубинной, длительной работы ей удалось наладить интимные отношения с мужем. «Страхи», то есть невроз, у мальчика прошли сами собой.

Но это пример успешного решения такого конфликта. В то же время в жизни, как показывает практика, в большинстве случает конфликт отцов и детей не только не решается, но и обрастает в течение жизни все новыми проблемами, усугубляется, отношения осложняются все больше.

Так, например, период тревог матери первенца за его жизнь, здоровье проходят почти все. Это понятно и естественно, но такое же отношение к подростку, старшему школьнику является аномальным и вредным. Представьте себе: мать, опуская новорожденного в ванну, боится отпустить руки, но если так же купают 14-летнего верзилу, то это ужасно. С таким воспитанием он может утонуть и в луже.

Главное здесь — страх отпустить. Просто физически отпустить. В два года младенца, допустим, нельзя отпустить играть одного во двор, но можно отпустить бегать по квартире. В каждом возрасте своя норма, степень, в которой ребенка можно отпустить от себя. Но если год за годом матерью движет не забота о ребенке, а страх отпустить его от себя (он должен быть при ней)? В этом случае этот ребенок — замена, он заменяет кого-то другого.

Довольно часто такая ситуация возникает на фоне холодного отношения отца. Либо в семье есть излишне тревожная мать, которая недовольна мужем, и ее задача упрекнуть его: тебе все равно, а ребенок страдает. Другой вариант: отец ребенка действительно эмоционально холоден, нелюбящий. Именно поэтому и возникает подобная проблема, из-за эмоционального дефекта отца и мужа по отношению к своей семье. Его жене крайне не хватает любви, поддержки, интимности. И она все это начинает «выкачивать» из ребенка.

Очень часто в жизни бывает: агрессивный отец с большими амбициями, честолюбием, но с куда меньшими достижениями, неудачник. Для него ребенок, с одной стороны, — НАДЕЖДА (ты сделаешь то, что я не смог!), он готов хвалить ребенка, но только за большие достижения. С другой стороны, он как бы внутренне «конкурирует» с ребенком, он как бы подсознательно доказывает всем, кто в семье главный.

Такие мужчины часто бывают просто грубы, они как бы проверяют, насколько им будут подчиняться, утверждают свою власть. Между отцом и ребенком устанавливаются очень сложные отношения.

Пока ребенок маленький, он старается выполнять все требования, заслужить похвалу. Но со временем происходит становление личности, растет самосознание, и он начинает протестовать. Между отцом и сыном складываются отношения часто скрытой вреждебности.

Отец строит эти отношения по типу «ребенок-ДОЛГ»-, ты должен, — говорит он сыну, а тот пытается оправдаться, лгать, где-то улизнуть.

И вот на фоне такого мужчины существует и мать, которая в этих отношениях играет определенную роль. Мужа она не может любить, и она формирует отношения с ребенком как с заменой (мужа). Это союз слабых против сильного. Ее отношения к мужу — отношения скрытой враждебности, борьбы за власть (как у отца с сыном).

Но ей так не хватает и отношений близости, привязанности. По этому типу и строятся отношения «мать — сын». Она втайне защищает его, хотя, как правило, не идет на прямой конфликт с мужем, потихоньку разрешает то, что запрещает отец.

Но это происходит в полной семье. В семье же неполной еще чаще, еще легче из ребенка сделать неотторжимую часть себя. В принципе этот путь наименьшего сопротивления, наиболее легкий.

Ведь маленький ребенок — податливый «материал». И его можно лепить по своему образу и подобию, его так, таким образом привязывать к себе гораздо легче, чем взрослого человека, мужчину. Особенно для матери, которая для маленького ребенка человек самый близкий и необходимый.

Однако когда ребенок вырастает, превращается в подростка, отношения обостряются, учитывая еще и юношеское стремление к эмансипации, желание вырваться из этих заботливо (но цепко!) держащих рук. Особенно когда появляется девушка, а затем речь заходит о женитьбе или дело уже доходит до брака.

То, что при разводе возникают острейшие конфликты из-за ребенка, то, что очень часто матери после развода прерывают отношения отца с ребенком, чернят его в глазах ребенка, обычно связано со страхом матери потерять единственное живое существо, которое она сумела полюбить в этом мире.

Как правило, в таких случаях мать не в состоянии понять, что «любить» и «владеть» совершенно разные вещи.

 

comments powered by HyperComments

Похожие Посты

Добавить в