Не детсадовский ребёнок

Июн 30, 2011

.


 

Есть в нашем родительском обиходе такое слово: неясельный, несадовский ребенок. Как все понимают, это не означает, что ребенок вообще не посещает детский сад, просто кем-то (врачами, родителями, педагогами) было принято решение о том, что ему нельзя ходить в ясли или сад.

Мы не располагаем цифрами по этому поводу, однако и в жизни, и в психологической практике с такими случаями приходится сталкиваться часто.

По поводу воспитания детей в яслях могут быть разные позиции. Согласно одной точке зрения ранний отрыв ребенка от дома, матери не приводит к каким-либо неблагоприятным последствиям для его развития, а зачастую дает и положительный результат, когда речь идет о так называемых неблагополучных семьях или, скажем, о неполных, «материнских» семьях, когда мать вынуждена рано выходить на работу, поддерживая хотя бы минимальный уровень жизни. В таких случаях содержание в яслях даже способствует физическому и эмоциональному благополучию детей.

Согласно другой точке зрения резкий отрыв ребенка от матери и домашней обстановки до трех лет, как правило, нежелателен, и, с точки зрения его физического и психологического развития, такое решение может рассматриваться только как вынужденная и временная мера.

Разумеется, эти две точки зрения представлены здесь крайне обобщенно. На самом деле существует много нюансов (например, о каких яслях идет речь? Что такое ранний отрыв от матери  одно дело грудничок, другое  двухлетний). Не вдаваясь в эти, правда существенные, тонкости, можно сразу сказать, что мы в целом придерживаемся второй, и, следовательно, едва ли не большинство детей можно считать «неясельными».

Это означает, что если речь идет о «среднестатистических» яслях, с одной стороны, и нормальной семье (грубо говоря: родители не пьют и любят своего ребенка )  с другой, то пребывание в семье по крайней мере до двух лет мы считаем в любом случае более предпочтительным, исходя из интересов ребенка.

Связано это прежде всего с тем, что в таком возрасте огромную роль играет не только воспитание, но и «взращивание» ребенка (думаем, этот термин понятен). Например, в английском обиходном языке слова, обозначающие эти понятия, употребляются по-разному в зависимости от возраста ребенка. Когда говорят о ребенке до двух-трех лет, то обычно не употребляют слово «воспитание», а говорят «взращивание» или даже  буквально  «вынянчивание».

Действительно, для малыша важны такие отношения, как теплый индивидуальный и во многом физический контакт с матерью и отцом.

Многочисленные психологические исследования продемонстрировали тесную зависимость здоровья, физического, интеллектуального развития ребенка первых месяцев и даже лет жизни от частоты телесного контакта с близкими взрослыми.

Ученые-этологи неоднократно наблюдали эффект патологического развития, отсталости у детенышей животных, чьи родители почему-либо отказывались от физического контакта со своим потомством. Допустим, кошка не вылизывает котят, обезьяна отказывалась таскать на себе, брать на руки детенышей…

У англичан есть такая поговорка: если кошку не гладить, у нее высохнет спинной мозг. Отсутствие ласковых, стимулирующих прикосновений взрослого для ребенка вполне можно сравнить с отсутствием пищи. Нас не удивляет  если ребенка плохо кормить, то он плохо развивается. Но примерно ту же роль для его психологического развития играют наши поглаживания, тормошения, тискания.

А вопросы мамы: а чьи это ручки? а чей это носик? а этот стульчик?  помогают ребенку «выделить» себя из мира, научиться распознавать предметы, других людей, учиться ориентироваться.

Понятно, что в яслях такие контакты более ограниченны, чем в семье. Особенно с этой точки зрения неблагоприятно сказываются ясли-пятидневки. В целом ряде исследований зафиксировано отставание детей из таких яслей как в физическом, так и в психологическом развитии от детей такого же возраста, воспитывающихся в семьях. Конечно, это не значит, что такое отставание необратимо и потом его нельзя будет «догнать», но все же…

Кроме того, о чем, думается, не нужно напоминать родителям, дети первых лет жизни, с еще неокрепшей иммунной системой, очень подвержены инфекции. Частые же заболевания детей младшего дошкольного возраста могут сказаться и на общем развитии ребенка, и на состоянии его нервной системы.

Однако если ребенок физически здоровый, крепкий, эмоционально устойчивый, с достаточно развитыми для своего возраста гигиеническими навыками и речью пошел в ясли, то зачастую он хорошо там адаптируется, нормально общается с другими детьми, и дневное пребывание в яслях в сочетании с домашним воспитанием такому ребенку может даже пойти на пользу.

Сложнее обстоит дело с так называемыми несадовскими детьми. Можно  схематично выделить несколько категорий таких ребятишек. Во-первых, это дети с нарушениями развития, физического или эмоционального. Часто в основе таких нарушений родовая травма у ребенка, частые или длительные заболевания в первые годы жизни, наличие физического дефекта, нарушение речи.

Например, родовые травмы нередко ведут к неврологическим отклонениям. Ребенок может быть «расторможенным» (то есть чрезмерно, хаотически активным, «заводным», но легко устающим). Он легко перевозбуждается, при утомлении у такого ребенка порой возникает парадоксальная ситуация: устав, он может стать агрессивен и как бы еще более «деятелен».

Понятно, что с такими детьми у воспитателей очень много хлопот. В большой детской группе они становятся практически неуправляемыми, и тогда (в довольно грубой форме) начинаются бесконечные претензии к родителям. Мы знаем воспитательницу, которая поставила руководство перед ультиматумом: или я  или Петров, или я бросаю работу, ищите себе новую воспитательницу, или вы заставите Петровых забрать свое чудовище из группы. Между тем такое «чудовище» в условиях повышенной педагогической заботы, в маленькой группе, где, насколько это возможно, снижено количество внешних раздражителей, могло бы оказаться очень милым, покладистым ребенком, для которого самое большое удовольствие в жизни  это помогать воспитательнице. «Чудовище» с удовольствием накроет на стол, поможет убрать посуду, игрушки, даже попробует починить шкафчик.

Такие дети словно бурная речка, которая может смести плотину, а может вертеть мельничные колеса. Однако, чтобы дозировать для такого ребенка нагрузки, мягко руководить его отношениями с детьми, привлекать его к полезной, доступной для него работе  действительно нужен и педагогический такт, и определенные условия (маленькая группа, максимально спокойная обстановка, минимум внешних раздражителей).

К сожалению, всего этого часто не оказывается в наличии. И ребенок в свои 4 — 5 лет получает ярлык «хулигана», «неуправляемого», который, бывает, тянется за ним еще долгие годы.

Случаются, правда, и более тяжкие случаи, когда ребенок нуждается в специальном лечении или пребывании в специальном учреждении для детей с психоневрологическими отклонениями. Однако такие случаи встречаются, на наш взгляд, не часто. Намного реже, чем считают воспитатели детских садов, сами родители и врачи.

Надо заметить, что последствия родовой травмы могут выглядеть совершенно иным образом. Ребенок может быть, наоборот, чрезмерно заторможен, даже апатичен. Такие дети обычно не представляют особой проблемы в саду. Трудности начинаются тогда, когда к быстроте реакции ребенка, его способности «схватывать» начинают предъявлять высокие требования, то есть чаще всего в школе.

Другим распространенным вариантом несадовского ребенка являются дети с нарушениями речи или какими-то физическими дефектами. Именно они нередко подвергаются нападкам, даже преследованию других детей, а, к сожалению, иногда и воспитателей. «Что у тебя за каша во рту?», «Бегай, бегай, хоть жир растрясешь». Такие реплики в свой адрес слышат некоторые дети, и в том, что им приходится потом лечиться от невроза, — немалая лепта непрофессиональных воспитателей и жестоких сверстников. Поэтому понятно, что детям с дефектами речи лучше посещать специальные детские сады, где эти дефекты могут быть исправлены.

Если ваш ребенок страдает ожирением или энурезом (непроизвольное мочеиспускание)  будьте внимательны, убедитесь в том, что он не подвергается из-за этого наказанию со стороны воспитателя и насмешкам сверстников. В таком случае поведение ребенка может стать непредсказуемым: у него могут появиться невротические реакции, внезапные вспышки озлобления, может усилиться основная симптоматика (заикание, энурез, тики…), в результате чего у него есть риск стать действительно несадовским.

Самая обширная категория несадовских детей — дети вроде мальчика Саши, о котором мы уже говорили. То есть это дети, которым не только не противопоказан, а просто необходим детский коллектив. Чье развитие становится более гармоничным в общении с другими ребятами.

Однако «вхождение» в новый мир, такой непохожий на домашний, у этих детей по разным причинам проходит нелегко. И если ему не удается или ему не помогли адаптироваться, то он может начать, например, часто болеть. Он знает, что только болезнь может «спасти» его от острого чувства неблагополучия, дискомфорта, который он испытывает в детском саду. (Здесь можно вспомнить мальчика, который специально бегал ночью по ледяному полу, чтобы заболеть и его забрали домой.)

Но чаще это происходит бессознательно. Но фоне нервного перенапряжения, отсутствия положительных эмоций ребенок становится более слабым, более подверженным заболеваниям. Нередко это заболевания, в которых врачи давно признали огромную роль состояния нервной системы: бронхиальная астма, астмоподобные заболевания органов дыхания, нейродермит и другие аллергические заболевания, гастрит… Понятно, что такая категория детей — дети «вторично» несадовские, то есть ставшие таковыми в процессе посещения детского сада.

Разукрупнение групп, подбор компетентных воспитателей, привлечение психологов к работе в детских садах  все это могло бы резко снизить количество так называемых несадовских, неясельных детей, помогло бы оптимальному развитию детей 4 — 6 лет, для которых в принципе пребывание в детском коллективе весьма желательно.

 

comments powered by HyperComments

Похожие Посты

Добавить в